Эпиграф из тигров:
О фЫ! О Фе!

Даня Хармс


URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
21:54 

Post mortem

И жить по песням нельзя.
Итак, "Майская ночь". Спектакль-феерия по Николаю Васильевичу. Главная премьера прошлого сезона, на которую я в прошлом сезоне по стечению обстоятельств так и не попала.

Спектакль на самом деле довольно полно воспроизводит эту самую "Майскую ночь", зачем-то время от времени цитируя другие произведения Гоголя. И если цитаты из сопредельных историй с хутора близ Диканьки более-менее встраиваются в происходящее и не бросаются в глаза, то фрагмент из "Женитьбы" своим появлением несколько озадачивает, а слова Акакия Акакиевича из "Шинели" звучат неуместно до неприятного. А уж пролетающий гроб с вращающимся Гоголем смотрится и вовсе насмешкой (даже если во всякие такие слухи мы и не верим). Впрочем, весь спектакль - этакий постмодерновый разгуляй, в котором пародия на Билли Новика (удачная) соседствует с макияжем Зигги Стардаста на лице у черта (тоже удачным), и шутками про "крымнаш", так что Бог с ним, с Гоголем, и не такое стерпит.



Так вот, главный вопрос - красиво ли это? Да, безусловно. Это очень, просто безмерно красивый спектакль, это потрясающее зрелище - высчитанное, выверенное до каждого сочетания красок, каждой детали костюмов, каждого лучика света, вылизанное до блеска. Фигуры, перетекающие в силуэты, красные парубки на черном фоне, белые утопленницы - на упоительно синем, полеты во гробах и без оных, игра света и теней - честно говорю, такой красоты на нашей сцене никогда не было. "Много шума из ничего" рядом с этим - клетка с попугаями, детский утренник, где костюмы шили родители, а Мариванна помогала. В лучшие свои моменты (сцены с русалками, например) "Майская ночь" отчётливо, вплоть до мыслей о заимствовании, напоминает мой любимый фильм "Букет" чешского оператора Брабеца, и по настроению (с задачей воспроизвести атмосферу гоголевской прозы спектакль справляется, по-моему, относительно удачно), и по картинке. А как тут поют! Музыкальная составляющая, а музыки тут более чем хватает, - отдельное удовольствие, и если, допустим, от выпускницы вокального отделения Дорониной я этого ждала, то от многих других - вообще ни разу. "ДахуБраху" мне, конечно, теперь ни за что не привезут, а было временами приятно похоже. Словом, красота со всех сторон, и не было на этой сцене (да и на той тоже) такой красоты - гипнотизирующей, идеальной - и мертвой, мертвой от начала до конца.

Этот спектакль безнадежно мертв. Даже не надо ждать признаков трупного разложения, чтобы в этом убедиться - он не задышит, не схватит вас за душу, не заставит никому сопереживать. Он мертвее любой "Святой Иоанны" - та, впрочем, вполне себе жила весьма своеобразной, но довольно явной жизнью, и если искренности персонажей взяться было неоткуда, то на ее место неожиданно заступала искренность актерская: "я лажанул, давай еще раз" - и падала четвертая стена, и становилось и смешно, и грустно. Ни по-настоящему смешно, ни сколько-нибудь грустно "Майская ночь" не делает, и, что интересно, не должна. Сердце ее - отнюдь не потусторонний акт актерской жизни на сцене, а изобретательная, современная, чрезвычайно эффектная машинерия. Правда, отдельные актеры (Карабанов - по старости, видимо, да Яксанов - уж не знаю, отчего это) еще не до конца, кажется, вникшие в режиссерскую задачу - выдать европейский "свидетельский" театр вместо русского психологического, часто страдают жизнеподобием. Но при этом самый живой персонаж здесь, вообще чуть ли не единственный, правда вызывающий эмоции - это черт, существующий практически без текста, вот удача Кривеги просто неимоверная - чтобы сплошная пластика, да еще в таком всесторонне обаятельном образе. Все остальные же должным образом холодны, как руки Утопленницы, и сам спектакль существует будто где-то там, на дне злополучного пруда.

И сдается мне, это не просто премьера. Это спектакль этапный, спектакль-вектор, перст, указующий направление. Логачев вообще хороший парень, правда, он, может быть, лучшее, что могло случиться с этим театром, поскольку не стремится ломать традиции, с энтузиазмом ставит классику, но... Позавчера я встретила танцующих в сло-мо зомби, вчера - короля-оленя, сегодня - летающих утопленниц. Не скажу, что это плохо - ибо всему свое место и время. А то время - окончательно ушло. Вовненко теперь делает бусы, Федоров читает в филармонии Пушкина и ставит спектакли в реабилитационных центрах, Пускепалис снимается в "Ледоколе" и снимает "Клинч", а Володарский с Цинманом и самим Киселевым смотрят на все это из далекого далека. Что-то кончается, что-то начинается, и это, конечно, очень хорошо и правильно.

Зал же, к слову, под завязку набитый организованными школьниками, был в восторге. Наш неблагодарный саратовский зал встал - не сразу, но встал, всей своей массой.
И я встала, чего уж там.
Кто ж это сидит на похоронах.

@темы: театр, мысли

21:47 

И жить по песням нельзя.
Видела сегодня в Развале книгу под названием "Толковый Апокалипсис". Хорошая, с гравюрами Доре и аж четырьмя толкованиями, "представляющими интерес для современного читателя".
Увидела и вспомнила.
Сижу я как-то на остановке в ожидании автобуса, смотрю в землю и думаю о Четырёх всадниках. Особенно, конечно, о том, что у последнего конь бледный и ад следует за ним.
Поднимаю голову - и на противоположной стороне дороги вижу, как с запада, со стороны бескрайних полей, движется на восток, к городу, конный отряд полиции. Из четырёх человек. И конь под последним из них, разумеется, бледно-серый.
Люблю, когда чувство юмора.
А книгу я эту, кстати, так и не купила. Все равно читать толкования мне не интересно.

@темы: простотак, жизнь

20:13 

Кто остался на трубе

И жить по песням нельзя.
Два еврея попали на крышу,
Ту, что повыше, ту, что повыше.

Почти песенка из мультфильма о Талмуде

Я видела Володарского приблизительно в 25 ролях. Стало быть, я видела его на сцене больше 30 раз, а может быть, и за 40. В повседневной жизни я довольно часто говорю "И сказал им Господь - остановитесь!" и "вот я - особенно помню!" из понятно какого спектакля, сознательно пытаясь скопировать его интонации. Я помню, каким он был Пастором из "Поллианны", я помню, каким он был Псом и Хозяином в "Истории", и конечно, помню Доменико Сориано. И я на удивление долго не могу принять простой и удивительно жестокий факт, что его больше нет.

В последнее время у него все складывалось практически лучше некуда - он хорошо сошелся с новым руководством, даже стал заместителем директора театра, и на роли ему везло. Его Адуев в "Милом Сашеньке" - роль без преувеличений великая, не уступающая предыдущей главной роли его жизни, а то её и превосходящая. Он выволок на себе махину длиннющего, далеко не остросюжетного и какого-то декоративно-искусственного спектакля, став в нем самой главной, по-настоящему живой фигурой, настолько подлинной, что этой своей подлинностью перекосил весь смысл происходящего и посмещал все акценты. С каждой постановкой на общем бледнеющем из года в год фоне, по-моему, становилась все точнее фраза из рецензии на "Софокла" - "Когда на сцену выходит Володарский, создается впечатление,что он зашел из другого спектакля - настолько интересно у него играется каждая фраза, даже, казалось бы, "служебная". Может быть, вернее было бы сказать - из другого театра.

А этот, теперешний театр, в сущности, теперь почти совершенно осиротел. Потому что заменить Володарского в его возрастной категории в труппе практически некому - хотя и понятно, что будет это вечный подменный сексопатолог Емельянов. Живого, ироничного, острого, с огоньком в глазах Володарского ему заменить будет также невозможно сложно, как и глыбу-Цинмана восемью годами раньше. История повторилась, хоть и не дословно, конечно. Уход Цинмана был трагичнее - изгнание, предательство, неслучившееся возвращение на сцену, тяжелая болезнь, а Володарский ушел на высоте, на самом пике, мгновенно - хотя окружающим от этого, пожалуй, только хуже. Но они даже умерли в один день - 2 числа, только с разницей в восемь лет и один месяц.

Два больших актера, два друга, и, мне кажется, два очень хороших человека теперь смотрят на нас с крыши всех крыш.


@темы: театр, жизнь

23:31 

И жить по песням нельзя.

Карелия невероятная, конечно. Бесконечный лес, бессчетные озера, серо-черные скалы, разноцветные мхи и охряные водопады, земля все еще свободная и ничья, и мы все там - совершенно лишние. За два дня я успела подсмотреть сказку - и едва ли я попаду в нее еще раз. Вряд ли я этого, собственно, заслуживаю.

 

P1010530P1010915P1011034OLYMPUS DIGITAL CAMERA

 

По привычно странному стечению обстоятельств песней про Карелию у меня навсегда, наверное, останется венгерская народная песня Madarka (что в переводе на русский, конечно, птица - до безобразия ничто не ново под луной), великолепно и до того неразборчиво спетая Гаей Арутюнян, что в ней явственно и к моему неимоверному удивлению оказалась мельница счастья Сампо. Там, в этой земле, она наверняка где-то есть. Должна быть.

 


23:17 

Mein Durer или опыт Ренесеньса

И жить по песням нельзя.
Однажды, в студеную зимнюю осеннюю пору я решила попробовать свои силы в написании портрета.
И объектом портрета стал не кто-нибудь, а кот McCrab Сеня, который потрясающе, безмерно, неописуемо красив, и пятна нет на нем. Полоски есть, а пятна нет.
Красота Сени всячески заслуживает портрета работы старых мастеров, подумала я, и решила, что портрет стоит делать под Возрождение, преимущественно Северное.
И вот что из этого вышло (под катом - рассказ, как именно оно вышло):


Не то, чтобы Сеня на портрете был один в один похож на себя. По крайней мере, Сеня себя на нем не узнает. Но сеневладельцы, тем не менее, вроде бы довольны, ну и я тоже. Такие пироги.

@темы: творчество, коты

21:03 

Если б я был султан

И жить по песням нельзя.
Китаец в ответ на мой отзыв (положительный) о его проекторе написал мне:
«If you are the President,There will be no war in this world».

@темы: жизнь, простотак

19:59 

Книги-2017

И жить по песням нельзя.
Книги-2016 еще не доведены до ума, будем пока записывать свежаки.

Елена Перехвальская - Чудесное плавание Брана 8
Изумительная адаптация ирландских мифов. Я бы сказала, что автор просто умница, но автор - доктор филологических наук, ведущий научный сотрудник Отдела языков народов России Института лингвистических исследований РАН, профессор кафедры общего языкознания СПбГУ, и говорить такое мне неудобно. Перехвальской удалось, поместив внуть истории о плавании Брана другие истории, объединить безусловно интересные сами по себе ирландские мифы в замечательно написанный единый текст, связанный общими героями, этакий классический фентези-квест с чудными событиями и странными существами (рыба Ясконтий/Ясконий - моя любовь навек). Благодаря несомненному писательскому дару у Перехвальской получилась не просто адаптация мифов для юношества и лентяйства, а вполне самостоятельная, самодостаточная книга, пропитанная духом древности и волшебства. Единственный недостаток кроется в самом начале - изложение шести захватов Ирландии на фоне прочего выглядит суховато и пунктирно, но когда Бран решается-таки отправиться в плавание, история обретает жизнь и полноту. Очень любопытно теперь, достигли ли другие авторы этой же серии адаптаций подобного выдающегося результата.

Вероника Кунгурцева - Орина дома и в Потусторонье 7,5
Мрачноватая книга, состряпанная из весьма противоречивых ингредиентов - мифологий славянской и греческой, сказок русских народных и не очень, узнаваемого советско-русского жутковатого бытия, Божественной комедии и Бог знает, чего еще; удивительнее всего в ней то, что ингредиенты эти не существуют сами по себе, а очень даже работают друг с другом, и текст выходит вязкий, но цельный, живой, вполне настоящий. Книга представляет собой диптих, где первая часть - достоверно
выстроенная реальность с вкраплениями потустороннего присутствия, а вторую - путешествие в потусторонье - можно воспринимать и как высококачественную реконструкцию горячечного сна со здорово схваченной сонной логикой смены событий и трансформации образов из реальной жизни, и как натурально дантовское путешествие на ту сторону. Единственное, что показалось мне (и не мне одной) несколько чрезмерным - Тамошняя школа для абортированных детей. А в остальном - хорошая и очень русская во всей своей неприглядности книга.

@темы: книги

13:46 

Итоги-2016

И жить по песням нельзя.
Високосный год полностью оправдал свою високосность, не уложившись, к тому же, в отведенные ему рамки и прихватив начало следующего. В нем было много хорошего и нового - квесты, маслице, спонтанные странствия, идеальный, прям по учебнику, Чардым, но високосности от этого меньше не стало.


Собственно, итоги.
И музыка поэтому будет у нас вот такая:


С Новым Годом нас всех. Пусть в наступившем году, хоть все хорошо в нем уже не будет, хладная тень все-таки наконец от нас всех отодвинется и пойдет отдыхать, а мы проживем остаток года в тепле и покое.

@темы: фотографии, музыка, итого

20:55 

Плохо то, что он иногда внезапно смертен

И жить по песням нельзя.
Год начался почему-то двумя смертями. И если первая от меня далеко, то вторая - вот, передо мной, и я смотрю в нее, и не понимаю, хотя уже успела принять. Смерть как приговор, как судьба, как неоспоримый факт; и все, конечно, галдят, что "надо было раньше", "надо было обследоваться" - но в том-то вся и штука, что угадать было нельзя, что никакая медицина тут ни при чем. А ей ведь так и не смогли сказать - не захотели или не нашли сил, она так и ушла обманутой, веря, что можно бороться и возможно победить - когда бой был проигран заранее, даже не начавшись. Меня это почему-то удручает больше всего, ибо в последнем дне лета мне всегда было бесконечно важно знать, что этот день - последний.
Она обожала конфеты и плела из бисера восхитительные цветы, и в груди ее пророс цветок и задушил за каких-то два месяца. Мы были друг другу никто, но она любила меня, а я - ее, и оказывается, правда любила. И я слышу вот сейчас, как она говорит и смеется, а ее больше нет и никогда не будет.
Воистину - никто не может сказать, что он будет делать в сегодняшний вечер.

@темы: жизнь

21:07 

Доброта

И жить по песням нельзя.
Жили в квартире

Сорок четыре

Сорок четыре

Тщедушных чижа:

Чиж-алкоголик,
Чиж-параноик,
Чиж-шизофреник,
Чиж-симулянт.

Чиж-паралитик,
Чиж-сифилитик,
Чиж-маразматик,
Чиж-идиот.


Николай Олейников
1930


@темы: стихи

10:39 

Про "Кабанчика"

И жить по песням нельзя.
«Ты замечаешь, как она на него смотрит? Будто он картина какая или статуя».
Про Олю из пьесы

Нет, все-таки соцреализм - это соцреализм. Он отличается от обычного реализма тем, что, хотя и включает в себя приметы времени (вот для 1987 года - проститутки! у Киселева - и то проститутки, вот же. И озабоченные какие-то подозрительные школьники.), не очень реалистичен. Ну вот как у воровавшего миллионы чиновника может вырасти сын - идеальный дикий идеалист в вакууме, не догадывающийся о том, что кто-то где-то вообще что-то ворует в этом мире? Откуда он, из яйца что ли вылупился, сразу в возрасте 17 лет? К слову, 30-летние актеры, играющие 17-летних подростков - тоже местами забавная условность, реализма не прибавляющая.
Нет, как пьеса и как спектакль "Кабанчик" слабее прошлогодней "Женитьбы Белугина", хотя там такой водевиль, а тут серьезная какбэ драма. Но с другой стороны, не я ли сетую на отсутствие идеалов в современном искусстве вообще и драматургии в частности (ответ - я)? А уж тема идеалов, если на условности внимания не обращать, тут раскрыта полностью. С какой стороны не посмотри, кхм, да.
Ну, помимо идеалов прочего я уяснила для себя, что и Данилина когда-то была вполне себе ничотак, и Краснов вполне достоин своего ореола космической крутизны, существующего по его уходу в МХАТ.
И да, какой бы ни был там материал, я все-таки в этих записях узнаю его - мой сказочный дом, теперь сгоревший и осыпавшийся. И честно говоря, это очень, очень грустно.
А можно и еще.

@темы: театр

19:08 

Выставка достижений народного хозяйства

И жить по песням нельзя.
Продолжаем выставку. Достижения так и прут!

В прошлый раз я училась у старых мастеров, теперь попыталась у новых. По нарезке видеокурса "учимся рисовать море за полчаса" (рисовала часа четыре). Холст был мелок, но очень крупнозернист, это неудобно:



Что же это я все время срисовываю, подумала я, и выдала авторскую работу. Учимся у себя и (немножко) у Буриана (подсознательный вдохновитель, вероятно).



Эта картина объединяет два основных, основополагающих, ключевых, можно сказать, мотива моего творчества - закат над морем и динозавров. И то и другое я рисую практически с младенчества.

Вопрос: Кто победил?
1. Новые мастера  1  (25%)
2. Мы с Бурианом  3  (75%)
Всего: 4

@темы: творчество

15:51 

Кайф какой-то в этом все-таки есть.

И жить по песням нельзя.
Опыт масляной живописи номер... вроде четыре.
От имени и по поручению передаем дружный привет Архипу Ивановичу Куинджи и наше глубочайшее восхищение его бессмертным творчеством.
И дедушке Сергею Степановичу тоже привет, конечно.



30х40, холст на картоне, таки ж масло. Цвета, конечно, наглухо не те, но это виноват альбом издательства Белый город - там вообще все какое-то неумеренно синее, а мысль посмотреть в интернет пришла ко мне слишком поздно.

PS. На всякий случай, если кто хочет - может посмотреть еще опыты. По-моему, определенный рост наблюдается. Вот что значит - учиться у старых мастеров.

Вопрос: Хорошо?
1. Супер! Куинджи завидует.  1  (50%)
2. Хорошо! Куинджи доволен.  1  (50%)
3. Сойдет. Но Куинджи обидно.  0  (0%)
4. Фигово. Куинджи рвет и мечет.  0  (0%)
5. Море, море, море, на море хочу.  0  (0%)
Всего: 2

@темы: фотографии, творчество, простотак

18:56 

Все б тебе бродить по городам

И жить по песням нельзя.
«Бог может позволить себе ждать».
Ричард Адамс



А, где-то там.

Больше лета.

@темы: жизнь, фотографии

20:11 

Кости любимой тещи моей

И жить по песням нельзя.
Толкин читает Сэмов стих про тролля:



Правда, нету там в оригинале никакой тещи, а есть дядюшка Тим (или Джим), но какая разница, в сущности.

Прочитать оригинал (с некоторыми отклонениями от озвученной версии)

@темы: книги, находки, простотак

12:12 

Каким ты был, таким ты и остался

И жить по песням нельзя.
А вот у нас на театре вчера премьера была. Большая-пребольшая.



А еще я вчера пересчитала свои программки - их перевалило за 60. С учетом спектаклей, от которых у меня программок не осталось, спектаклей выйдет больше 70, а с учетом повторов, может, дотянет и до 100. Я была в театре 100 раз. Это меня радует.

Upd.
А вот напомните мне, чтоб я не вязалась в диспуты с людьми искусства, они не доводят до добра.

@темы: театр, мысли

21:43 

Будет елка? Будет. А вдруг не будет. Вдруг я умру.

И жить по песням нельзя.
Внезапно прочитала "Елку у Ивановых".
Вообще мне трудно читать Введенского как нечто самостоятельное и отдельное, потому что стоит мне забыться, как я тут же натыкаюсь на строчки, которые знаю наизусть - из "Елки" за десять лет успели сделать аж четыре, что ли, песни. А ведь жалко - если бы жизнь сложилась иначе, он бы мне однозначно очень понравился. Может, больше, чем Хармс. Он мне и так нравится, конечно, но в отличие от случая с Хлебниковым такое опосредованное знакомство скорее мешает.
Прочтение "Елки" дало мне, кроме удовольствия литературного, во-первых, понимание того, какой именно круп и зачем Федор гладил поутру б. И кто такой Федор. Не могу сказать, что это знание улучшило мое положение, но тем не менее.
А второе любопытное вот что. У Введенского, оказывается, "эй, слуги, огня!" - и говорит это полиция. А в нашем случае все-таки "эй, слуги огня!", и говорит это... ну сложный и давно обсуждаемый вопрос, кто у нас вообще говорит; но тон, хочется отметить, вполне повелительный. И как-то логично вместо "лежите меня" в оригинале мне слышилось "лижите меня" - для слуг огня оно более-менее оправданно. И надо сказать, все это вполне в контексте, что всегда приятно.

И вообще, "Елка у Ивановых" хороша. И перезаписанная "Элегия" таки тоже хороша.
Все хорошо в этом лучшем из миров.

@темы: находки, книги, Фё

21:02 

Мы туда не пойдем

И жить по песням нельзя.
Наиболее, может быть, значимая возможность в моей жизни была вчера благополучно упущена.
Впрочем, я давала ей шанс, так что моя совесть чиста.
И... все же, да. Очень даже все же.

@темы: жизнь, Фё

22:04 

А ему - его прежнее счастье

И жить по песням нельзя.
Тогда - как в сказке, давным-давно, больше 10 лет назад, шутка ли - я, впрочем, помню все, как будто это было если и не вчера, то не больше, чем пару месяцев назад, - тогда все это было немного иначе. Удивительно смотреть - большая сцена, круг, а ведь мы тогда сидели по краям ринга, на котором - безо всякой сцены, загородки, дистанции - шел бой не на жизнь, а на смерть, и бой был конечно проигран, но она была так счастлива, и главное - я была счастлива, я несколько дней потом была совершенно счастлива - так это было точно и так освещало путь. Наверное, его перенесли на этот ринг просто потому, что в большом зале слишком мало оказывалось способных вынести его до конца - действо почти без действия, почти три часа (он был длиннее, ей-Богу) слов, слов, слов, шепота и крика, холода и тени, и, разумеется, света - такого яркого, что сидевшие напротив буквально на некоторое время слепли.
Я не склонна искать ошибки в своей жизни - если что-то было, значит, так было должно случиться. Но вот того, что на лучший в своей жизни спектакль (мне даже не хочется говорить это - слово "спектакль", ибо оно само говорит о притворстве, а ведь я поверила, больше чем поверила) я попала всего раз - вот этого я не могу себе простить. Вот это, пожалуй, настоящая ошибка.
Спасибо - большое, бесконечно большое спасибо. Я не знаю, понравится ли мне, мне даже страшновато пробовать - да и нужны для этого покой и верное время, но теперь я могу хотя бы попытаться хотя бы отчасти ее исправить. Мало чего мне хотелось так же сильно.

@темы: театр

22:42 

Книги-2016

И жить по песням нельзя.
Книги-2014 и ранее.
По причинам, лично мне неведомым, книг-2015 тут не было. Вообще они регулярно отмечались вон там, но просто отмечать прочитанное и делать к нему комментарии - все-таки разные вещи. Поэтому постараемся исправиться.

Дж.Р.Р. Толкин - Легенда о Сигурде и Гудрун 9
Очень эпично и очень познавательно. Без залога и справок за несколько часов Профессор познакомил меня с основами скандинавской мифологии в занимательной поэтической форме, а Кристофер еще разок подробно ее (мифологию, а не форму) разжевал и в рот положил - ну так, для людей неграмотных и ленивых, как я. Отличная у них мифология, очень интересная. Лихачевой - отдельное спасибо.

Вилфрид Штайнер - Дорога на Ксанаду 6
Вот обратный пример - тоже познавательно, даже в конечном итоге на мою любимую тему - про фейри и демонические договоры с творцами. Но какая ж скучища! Я даже ее не смогла толком дочитать, а как-то через силу долистывала. Книга повествует про толстого и неинтересного преподавателя литературы, который, устав смотреть сон про комнату поэта Сэмюэля Колриджа, где означенный поэт когда-то увидал опять же во сне кусок поэмы "Кубла Хан", отправляется на розыски этой комнаты. Я купила эту книгу, потому что история поэта Колриджа, увидевшего во сне поэму про Кубла-хана (реальный монгольский хан), который в свое время построил себе дворец, опять же увиденный во сне, была когда-то зажигательно рассказана мне Борхесом. Но вот Штайнер - ни разу не Борхес. За возможность познакомиться с содержанием творчества и биографией Колриджа - спасибо, но книга уныла, как ее главный герой.

Тони Барлам - Деревянный ключ 7
Занимательная, но избыточная мистификация на тему сказки "Буратино", восходящая аж к воскрешению Христа. Написана неубедительно (еще бы, с такой-то основой), но бодро, и засунуто туда все, что можно, прямо как написано в прелюдии, рассказывающей о том, каким должен быть мистический триллер, а именно - древние манускрипты, шифры, коды, шпионские страсти, нацисты, Тибет, тамплиеры, Сталин, ГПУ, европейские археологи, средневековые правители, еврейские тайные знания - все, что угодно. При этом автор старается пользоваться фактически достоверными сведениями, за что ему спасибо. Книга совершенно необязательная и даже нарочито глуповатая, но читается с любопытством.

Чарлз Маклин - Страж 8
С любопытством, сказала я в предыдущем отзыве? Так вот, забудьте об этом - ту книгу я читала примерно недели две. А эту я проглотила за одни сутки, чего со мной не бывало уже с незапамятных времен, то есть я такого вообще не припомню. Очень, очень увлекательная и лихая книга - то ли про мрачноватое фентези про спасителя мира, пытающегося исправить свою же ошибку, то ли кровавый триллер про маньяка-параноика. Жанр книги зависит только от читательской точки зрения, и это восхищает. Мария Галина в недавно прочитанных "Автохтонах" по крайней мере явно намекала, какой точки зрения придерживается, Маклин же непроницаем. Книжка не сказать, чтоб хорошая, и местами даже натурально отвратительная, но за удаль молодецкую и двойной сюжет поставлю 8.

Григорий Диков – Диковины. Русалка 7
Литературная мистификация, возникшая, видимо, на фоне народного интереса к нечисти и отечественному фольклору. Возможно, я свой интерес принимаю за народный, но тем не менее. Якобы писатель начала века, записавший рассказы деревенских крестьян, слышанные им в детстве. Многие верят, я что-то не очень. Во-первых, язык. Можно долго дискутировать о том, как изменился язык за сто прошедших лет, но короче говоря – язык, хоть и стилизованный, выдает с потрохами. А еще больше языка выдают сюжеты и особенно сама нечисть – она совершенно нефольклорная, не жило такого на Руси никогда. Ходячих самособирающихся скелетов (эти явно заявились из «Трупа невесты» - даже сюжет сказки про церковный клад во многом повторяет сюжет фильма) отродясь у нас не водилось, а русалки хоть и были, но совсем не такие, как в Европе, с хвостом. Эти звались фараонами и на местности не встречались. Но сами по себе сказки довольно занимательные, хотя довольно кровожадные и с не всегда ясной мне моралью.

Стелла Гиббонс – Неуютная ферма 6,5
Пародийный роман на тему английской классики. Я плохо знакома с английской классикой (из рук вон плохо – ни Остин, ни Бронте, ни даже Диккенса толком не держала я в руках) и хоть и имею представление о том, что именно пародируется, но весьма смутное. Поэтому смешно мне практически не было. Но при этом книга не то, чтоб вовсе мне не понравилась – тут имеется достаточно любопытный сам по себе сюжет про деловую и решительную девицу, наводящую порядок на безумной ферме, целая коллекция гротескных спятивших персонажей (может, не таких гротескных и спятивших, как у Пика, но тем не менее), и порядком удачных выражений и высказываний. Мне, например, очень понравилось слово кохопутить. Но вот то, что главная интрига так и осталась нераскрытой – вот это безобразие, и за это минус полбалла.

Роберт Холдсток – Лес Мифаго 7
Широко известный в узких кругах и по-моему несколько перехваленный роман про то, как даже недремлющий разум в определенных местах начинает порождать вполне материальных чудовищ, извлекая их из подсознания и чуть ли не генетической памяти. Скажем, мечтал народ о герое, борющемся против феодалов-угнетателей – и воплотил вполне живого и опасного для феодалов Робин Гуда. Боялся народ буку - воплотил, стало быть, очень натуральную буку, и так далее. Сгодится и один человек, если сильно постарается и поднапряжет свое бессознательное. Идея интересная и оригинальная, а вот реализация... По существу имеет место семейная драма, в которой отец и двое его сыновей воплощают одну древнюю кельтскую девицу, и образуется у них в результате некий любовный многоугольник. Сюжет довольно линейный, персонажи скучноватые и их кот наплакал, атмосфера волшебного леса - тоже на троечку. Читается, впрочем, неплохо, несмотря на местами очень неопрятный перевод. Так что за идею и обещание, что во второй части (Лавондисс - его тоже перевели) все станет гораздо интереснее - 7.

Умберто Эко - Баудолино 6,5
Чтение книги пришлось на интересный временной промежуток, в первой половине которого автор был всего лишь знаменитейшим современным писателем, а во второй внезапно почил и автоматически стал признанным классиком. Я очень уважаю мертвых поэтов, но вынуждена констатировать, что "Имя розы" мне понравилось неизмеримо больше. Дело даже не столько в детективной составляющей "Имени" и не в Борхесе (теоретически царство Пресвитера Иоанна мне даже ближе, чем разборки в средневековом монастыре), а в том, что в "Имени" я нащупала для себя надсюжетный посыл, "Баудолино" же воспринялся просто не самым увлекательным жизнеописанием ловкого сочинителя, вроде барона Мюнгхаузена. Эко хитро посмеивается над догматической верой и историческим знанием, выводя на сцену кучу голов Иоанна Крестителя и Святой Грааль, сделанный отцом Баудолино из глины, можно посмеяться вместе с ним, но и только. Может быть и даже скорее всего я эту книгу просто не очень поняла. Зато единорога по имени Акакий я запомню навсегда (интересно, его и в оригинале так зовут?)

Роальд Даль - БДВ 6,5
Странная детская книга с очень простым сюжетом про мелкого великана-вегетарианца и девочку-сироту. С юмором, основанным на труднопереводимой языковой игре и, увы, пускании газов. Примечательна присутствуем в ней нынедействующей Королевы Великобритании, которая хоть и не названа по имени, зато изображена с вполне портретным сходством. Книга вряд ли могла понравиться мне в детстве и не очень понравилась теперь.

Михаил Успенский - Райская машина 7,5
Русская народная антиутопия от мастера юмористической фантастики. Я не знакома с Успенским, как с мастером юмористической фантастики, но антиутопия хорошая и пророческая - в ней даже угадан подскок как способ национальной идентификации. Юмор тут, впрочем, тоже имеется, только очень уж горький. Правдивая, точная и жутковатая вещь, с хэппиэндом, подозрительно напоминающим наглый обман.

Майкл Суэнвик - На краю времени 7
Годные, умные, в большинстве своем глубокие и сильные рассказы, по крайней мере некоторые из которых не посрамили бы и мэтров золотого века. После "Драконов Вавилона" прямо-таки приятная неожиданность. Несколько рассказов понравились весьма - "Медленная жизнь", "Лето с трицератопсами", "Как пульс размеренный", "Край мира", но некоторые, правда, не понравились совсем.

Джон Додж - Какша 8,5
Отличная миниповесть про одиночество, любовь к ближнему, жизнь вообще и огромную утку в дикозападной атмосфере. С замечательными, на мой взгляд, языком, чувством юмора и взглядом на мир. Первая на моей памяти книга, которую непечатные слова не только не портят, а и украшают. 8,5

Шэрон Кэмерон - Кукла дядюшки Тулли 5,5
Простенькая такая, ходульная сказочка про девицу, приехавшую в "готическое поместье" (тм), заполненное "мрачными тайнами", (тм) и ее вроде как сумасшедшего дядю, создающего удивительные, почти живые на вид куклы. Обидно, что в сущности заявленный стимпанк в виде кукол там практически никакой роли не играет. Да и в остальном - поместье на поверку не очень-то и готическое, никаких особенно страшных тайн там нет, персонажи неинтересные (разве что сама девица, от которой ожидаешь исключительной положительности, выходит неожиданно наглой и думающей по большей части про свое наследство), сюжет посредственный, а финал предсказуемый (девица получает свое наследство и принца, конечно, тоже). По описанию книга вызывает ассоциации с игрой "Сибирь", так вот, именно в нее и стоит поиграть вместо такого чтения.

Томас Оуэн - Дагиды 8
Исключительно сочно написанные, обволакивающие туманом и хрустальной мглой рассказы об ужасном, вовсе при этом не страшные. Автор явно, без всяких скидок и условностей верит в реальность написанного, и на читателя это тоже очень действует. Волшебная по-своему книга.

Курт Воннегут - Сейчас вылетит птичка! 7
Хорошие рассказы про жизнь, не очень фантастические, зато некоторые - с увлекательными сюжетами. От читанного мной Воннегута отличаются неожиданной мягкостью и теплотой интонации. Добрый Воннегут - определенно сюрприз.

Патриция Рэде - Сделка с драконом 7
Симпатичная сказка про эмансипированную принцессу, готовую на все, что угодно, лишь бы не замуж - например, жить в услужении у компании драконов. Написано бодро, читается с интересом, драконов мы любим, и они тут забавные. Подозреваю, что авторы "Храброй сердцем" эту книгу тоже читали.

Павел Бажов - Уральские сказы 8,5
В детстве со мной, еще малым ребенком, случилось страшное. Когда я училась во втором или третьем классе, мое неокрепшее сознание на уроках литературы было в течение месяца с особым пристрастием пытаемо сказкой Бажова "Серебрянное копытце". Я возненавидела эту сказку всеми фибрами своей души и с тех пор шарахалась от Бажова, как чорт от ладана. А зря! Если есть в природе наш, исконный магреалист, то вот это он. Ткань достоверного, абсолютно реалистического повествования - крепостные, рудники, тяжелая работа - разрывается вторжением потусторонних, хтонических сил, опасных, но не оценивающихся при этом по стандартной шкале божественного-дьявольского; воспринимающихся как часть окружающего мира и принимаемых как нечто само собой разумеющееся. Это не просто сказки, заканчивающиеся свадьбой и мед-пивом; сказочного, формального в них крайне мало - судьбы персонажей и целых семей ломаются после встречи с потусторонним; чаще всего эта встреча так или иначе заканчивается для героев трагически, потому что не стоит человеку связываться с нечеловеческим, да и силам земли чужды людские понятия о добре и справедливости. А язык! Если бы я не знала точно, что все это написано при советской власти и получило даже сталинскую
премию, доказывала бы с пеной у рта, что автор - современник своих сюжетов. Замечательная книга.

Юрий Буйда - Ермо 7
Замысловатая биография вымышленного писателя-эмигранта, с легким налетом магреализма и великолепно по нынешним временам написанная. Не то, чтоб очень понравилось - в целом как-то скучновато и пусто, но отдельные места восхитительны, не побоюсь этого слова.

Антология Завещание Джеффри
8
Добротная антология золотой англо-американской фантастики, на удивление я тут ничего не читала. "Долину проклятий" Желязны я отчего-то не одолела, "Хождение Джоэниса" у Шекли не лучшее, пара рассказов остались непонятыми, больше всего понравился "Человек, который шел домой" Джеймса Типтри (про которого я не знала вообще ничего, а он был еще и женщина!), в среднем пусть будет 8.

Марина Вишневецкая - Кощей и Ягда
7
Псевдославянское фентези про юные годы Багрова-внука Кощея и Бабы-Яги. Легко читается, действие происходит в оригинальном мифологическом пространстве, хотя, по всей видимости, и весьма далеком от настоящих славянских верований; написано хорошим языком - но как-то без восторга.

Татьяна Толстая - Легкие миры 7
Книга новых рассказов - это громко сказано, конечно. Это скорее книга старых постов. К счастью, привычка регулярно читать Таню в жж у меня не выработалась, так что тексты для меня оказались относительно новы, читать было интересно, певучий танин слог и спсобность занимательно поведать о чем угодно - покупке кофты, походе в магазин - никуда не делись. Но все-таки это профанация. Впрочем, сама повесть "Легкие миры" - очень даже ничего. Главное, что я почерпнула для себя из этой книги - Таня таки любит АукцЫон, и не то, чтобы я в этом когда-то сомневалась, но получить документальное подтверждение всегда приятно.

Арчибальд Кронин - Замок Броуди
6
На удивление не понравилось. Слишком все гиперболизированно. Броуди такой ужасный-преужасный, что даже уже и не страшно. Повторяющиеся переживания героев разжеваны самым подробным образом много-много раз, чуть ли не на каждой странице, и в конце-концов просто надоедают. Раненая героиня часами бредет по лесу в бурю, тонет в холодной бурной реке, сутками умирает в сарае - и хоть бы хны. От признанной классики такого не ожидаешь. Не то, чтобы книга плохая, но - не верю.

Герман Гессе - Клингзор 7,5
Три психотерапевтических повести; типичный, узнаваемый Гессе. Первая, правда, немножко еще напоминает повести о детстве русских классиков, а фабулой - ужасную притчу Толстого про то, как мать сочла сливы. Вторая и третья более гессеобразны, и как и практически все у него, повествуют о поиске просветления. Просветление находится (я не вполне верю, что оно находится в процессе утопления, ну ладно), читатель утешен и посему доволен.

Грей Ф. Грин - Киты и броненосцы 7
Еще одна литературная мистификация, в которой орава отечественных авторов так называемой "цветной волны" коллективно прикидываются скандинавским автором стимпанка, написавшим мозаичный роман про дирижабли, китов, вивисекцию, Шаляпина и все такое прочее. "Цветная волна" неплоха, отдельные ее представители - так и очень хороши, прием, когда ситуации и герои из одной части повествования возникают и отражаются в другой, поначалу очень радует, но... Слишком неравны и неровны части, в целое они складываются с ленцой. Повторяемый из раза в раз ход с отражениями становится ожидаемым и надоедает, да и, в конце концов, читали мы уже мозаичный стимпанк с морскими жителями и вивисекцией, безмерно более изощренный и изобретательный (см. Город святых и безумцев). Если читать Кетополис хотя бы до Вандермеера и если его сократить раза в два, отделив зерна от плевел (а зерна есть, есть!), увязать части поплотней и похитрей - он воспринялся бы на ура. А так - просто неплохо.

Эдит Несбит - Заколдованный замок 6,5
Чудаковатая детская сказка про кольцо, выполняющее желания, четверых детей на каникулах и замок с оживающими скульптурами. Сюжет довольно сумбурный и не блещет внутренней логикой, персонажам не хватает харизматичности, зато повествование само по себе вполне приятное, с юморком и своеобразной интонацией. До Ибботсон не дотягивает, правда - скучновато.

Виталий Черников - Витражи 8
Роман в рассказах (ну или просто увязанные между собой рассказы) от никому абсолютно неизвестного учителя математики. Формально - фентези. На самом деле тоже, видимо, фентези - налицо придуманный мир с измененными фундаментальными законами, с магией, то бишь (хотя и с намеком на постапокалиптическое происхождение нового мира от нашего, то есть это в некотором роде еще и НФ). Очень хорошо написанные умные и глубокие рассказы, поднимающие важные вопросы. Последние два, к сожалению, несколько уступают остальным (в основном, проблема в антураже - стереотипно-ушастые темные эльфы портят впечатление), но в целом книга хорошая, удивительно серьезная и далеко выходящая за пределы жанра.

Салман Рушди - Дети Полуночи 6
Пыталась читать у Рушди детское - не пошло, взялась за взрослое и самое прославленное - опять, как ни странно, не пошло. Вроде бы замешано по вполне маркесовскому рецепту - история семьи на фоне глобальных событий под густым соусом национального колорита и с добавлением чудесного, для остроты. Но увы, Маркес - это смерть, сны, чудеса и наше все, а Рушди опять навевал на меня по большей части скуку и все тут. И колорит индийский мне не близок, и чудеса какие-то нечудесные, и политики больше, чем я люблю. Наверное, не буду я его больше читать.

Сергей Павлов - Лунная радуга 8
Мощная умеренно твердая НФ про столкновение человека с чуждым в космосе. В меру увлекательная (концепции иной жизни - всегда интересны, мне кажется, а тут и без детективной линии не обошлось), в меру неспешная и глубокомысленная (рассуждений на тему, стоит ли человеку лезть в такие места, про которые он вообще ничего не знает, в книге даже многовато), очень славно написанная, и вообще, вполне классическая в самом лучшем смысле этого слова. Если бы прочитала пораньше - осталась бы, может, вообще в восторге, имея же за плечами какой-никакой опыт чтения близких по теме книг - просто очень довольна. Удивительно, что написана книга нашим соотечественником в махрово еще советское время - если об этом не знать, нипочем не догадаешься.

Иван Тургенев - Отцы и дети
8,5
Помню, что это заезженное произведение мне понравилось в школе и помню, что писали мы по нему всякие сочинения. Очень жалко, что те не сохранились, потому что не помню, чего я в них писала. Результат перечитывания меня насторожил, потому что Базаров с тех пор мнился мне отчего-то персонажем более-менее положительным, а теперь выяснилось, что он, в сущности, совершенно бесполезный балабол, позер и вотще какуля собачья, и что сам автор едва ли ему симпатизирует. Не могла я же его тогда положительно воспринимать? Или могла?.. Терзают, в общем, смутные сомненья. А так-то что, классика, очень крутая - персонажи, психология, язык, все шикарно.

Наиль Измайлов - Убыр 7,5
Мифологический ужастик на татарском фольклоре. Хороший. Татарский фольклор - тропа нехоженая, а любопытная. Вот убыр этот - вроде наш упырь, но какой находчивый - лезет в человека через дырочку в темечке, и поминай как звали. А там еще всякие ученые старушки, албасты, или вот эта, как ее, бичура. Очень интересные и, что немаловажно, настоящие, не выдуманные на потребу публике! Колорит, в общем. Довольно убедительно написано от лица обычного городского подростка, нормальная жизнь которого прерывается вторжением убыров и превращается в ненормальную жизнь убыроборца. Первые полкниги, реалистические, поострей, чем вторые - сказочные, но это ничего.

Ричард Адамс - Шардик 9
А вот и тяжелая артиллерия подтянулась. Поначалу даже, казалось, тяжеловатая - начало раскачивалось медленно, как медведь, выходящий из спячки, но дочитывала я книгу взахлеб. Адамс - потрясающий писатель, старой школы, высочайшего уровня, настоящий классик, это я еще после "Обитателей холмов" пытаюсь всем донести, но никто не верит. Ну темы у него такие, не внушающие доверия - кролики, собаки... Теперь вот медведь. Медведь - это, конечно, ширма. Это вообще не фантастический роман, честно говоря, и не фентези никакое; и околоисторический антураж - только антураж. И не про медведя эта книга, а про человека, про его слабость и глупость, про то, что зная истинный путь мы часто под влиянием мнимых причин делаем то, чего делать нельзя, и боимся себе в этом признаться. И про то, что все в этой жизни должно быть оплачено. А еще - про то, что религия - не магия, и божью волю/судьбу не переделаешь под собственные нужды. Книга местами жестокая и светлая в целом, глубоководная как река и как река могучая. Обязательно перечитаю, для чего сразу после прочтения в электронке завела себе бумажный экземпляр. "Щас так не пишут".

Набоков - Подлинная жизнь Себастьяна Найта. Пнин. Bend Sinister
7
Нет, Набоков вне "Приглашения на казнь", видимо, не для меня. Вокруг "Приглашения" недаром витает ореол некоей чужеродности в его наследии - оно действительно отличается почти так, как будто его написал другой человек. Я в глубине души все-таки не люблю набоковских фирменных метафор - да, они придуманы всегда ловко и может, даже гениально, но меня не покидает ощущение, что они именно придуманы - нарочно, напоказ. Полуавтобиографический Найт, печальный увалень Пнин, несчастный, все потерявший Круг, безуспешно пытающийся отгородиться от изменившегося мира - три грустных судьбы, три истории, изломанных, утонченных, эстетских, но по мне - слишком нежизнеспособных, что ли.

Александр Чаянов - Мистические повести 5,5
Чаянов был вообще-то экономист-революционер, и мистические повести писал в качестве хобби. Хобби - занятие необязательное, для отдыха, и не всем же быть Бородиными, чтоб так уж в него углубляться. Вот Чаянов был хорошим, наверное, экономистом, я не могу знать - но мистические повести, особенно на фоне современников, писал слабенькие - и если первый рассказ про куклу-девицу еще ничего (нечто такое в духе "Господина оформителя"), то чем дальше, тем больше появляется какой-то надуманной и маложизнеспособной ерунды с переодеваниями, далекой от мистики, да и от литературы тоже.

Брайен О'Нуаллайн - Поющие лазаря, или на редкость бедные люди 8
Чуть более реалистичная, чем две других читанных мною его книги, "Поющие лазаря" - абсурдная летопись тяжелой жизни бедных ирландцев. Может быть, книга бы трогала меньше, если бы эта жизнь была не такой настоящей и близкой сердцу русского человека. Ну и нельзя, конечно, забывать, что Брайен вообще и в принципе восхитителен.

Хорас Уолпол - Иероглифические сказки
Авангардненькие такие сказочки, особенно если поглядеть на время написания. Англичане вообще склонны к сочинению нонсенса, и
принялись они за это дело даже раньше, чем я думала. Но не мое. 6

Пелам Вудхауз - Несокрушимый Арчи
6,5
Вполне жизнеутверждающая книга об очень жизнерадостном молодом человеке, который все время впутывется в какие-то немыслимо идиотские истории и выпутывается из них вовсе не благодаря своей находчивости, а скорее вопреки - все и всегда спасает случай. Ну вот не очень я люблю Вудхауза, не очень, ибо мне не смешно, а главный герой - тот и вовсе раздражает чем дальше, тем больше.

Конни Уиллис - Не считая собаки
8,5
Восхитительная в своей легкости и изяществе хронофантастика о путешествии в викторианскую Англию. Очень ладно скроенная, замечательно добрая книга о том, что ничего случайного на свете нет и быть не может, а каждая мелочь - неповторимо важна. Еще и с отличным чувством юмора и приветами Клапке, что тоже важно. Переиздадут получше - непременно куплю.

Кадзуо Исигуро - Погребенный великан 8,5
Не то притча, не то фентези, а на самом деле - ни то, ни другое; сплетенная японцем из нитей артуровского мифа и по-японски странная, чуждая книга, наполненная туманом и мороком. О старости, о смерти, а главное - о памяти, которая и есть погребенный великан, и о том, стоит ли тревожить его могилу. Автор считает, что не стоит.

Уильям Моррис - Источник на краю Мира 7
Моррис, конечно, нудноват, но безмерно основателен, эстетичен и поэтичен. Как и "Воды дивных островов", "Источник" ближе к рыцарскому роману, чем к фентези, это книга о любви и подвигах, благородных (и не очень) рыцарях, отваге в сражениях, бесконечно прекрасных дамах и опасных приключениях на пути к счастью и даже бессмертию. Красивая и приятная книга, хотя по нынешним меркам и порядком затянутая.

Комната с гобеленами 6,5
Сборник классической готической прозы. Запомнился мне из него своебразный Уолпол с гигантскими валящимися с неба шлемами, душещипательная история Франкенштейна (надо же ознакомиться с классикой) и забавное "Кентервильское привидение", оказавшееся удивительно близким к своей советской мультипликационной экранизации. От Пикока ждала несколько большего, или, вернее сказать, иного - хотя "Аббатство комаров" и забавное, но не более того. Остальное по прошествии нескольких месяцев забыла напрочь, ну и ладно.

Сьюзен Прайс - Говорящая голова 6
Странноватая история с неопределенной читательской аудиторией об отрубленной голове, которая не может умереть, поскольку связана обещанием, и вынуждена рассказывать всем истории, поскольку до отделения от тела - в целом, так сказать, была известным сказителем. К сожалению, истории не очень увлекательны сами по себе, и даже такое необыкновенное обрамление книгу не спасает.

Джейн Остин - Нортенгернское аббатство
6
Местами это хорошо и даже очень смешно (пародия, как-никак) - сцена про первый бал, например, гениальна, и не верится, что это написано женщиной на рубеже XVII и XIX веков. Но все-таки смешно только местами, в остальном - хорошо, если забавно, а по мне так во многом и скучновато.

Карел Чапек - Война с саламандрами 7

Ирина Богатырева - Кадын 8,5

Александр Григоренко - Мэбэт 8,5
Начинается как игра, как реконструкция ненецкого эпоса о сверхчеловеке Мэбэте. Но на середине, со смертью главного героя, превращается из спокойного, почти безэмоционального повествования в нечто, себе зеркально противоположное, где уже нет места игре - в обличительную проповедь, крик, настоящую достоевщину. Жестокая книга о милости богов, тяжелая и страшная, ибо каждый - немножко Мэбэт, и узнать себя в нем несложно, и каждому отмщение, и каждому воздастся. Впрочем, кончается книга хорошо, насколько это возможно, так что и у нас есть надежда.

Мишель Фейбер - Книга странных новых вещей 7

Владимир Аренев - Душница 7

Александр Шаров - Человек-Горошина и простак 6

Елена Левкиевская - Мифы русского народа 8

Мария Галина - Медведки 6

@темы: книги

В нынешней чайной

главная