Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
17:12 

Строитель Сольнес

И жить по песням нельзя.
Жить - это значит все снова
С троллями в сердце бой.
Творить - это суд суровый
Суд над самим собой.




В этом доме они жили тихо вдвоем
И осенней и зимней порою.
Но случился пожар. И рассыпался дом,
И склонились они над золою.

Там, под нею, хранился ларец золотой,
Несгораемо-прочный, нетленный,
Рыли землю лопатой, дробили киркой,
Чтобы клад отыскать драгоценный.

И находят они, эти двое людей,
Ожерелья, подвески, запястья, -
Не найти ей лишь веры сгоревшей своей,
А ему - его прежнего счастья.

Г. Ибсен, перевод Анны Ахматовой


Театр у меня начинается не с вешалки, а со «Строителя Сольнеса», потому что до того это было приятно, сказочно, радостно – но не более. А там было все, и все – про меня. Про тех, кто переключает светофоры и открывает двери трамваев перед твоим носом, и про то, до чего можно дойти в игре с ними, если не остановиться вовремя. Про тюрьму, воспетую Цоем и другим Фёдоровым. По это самое любимое «а если бы я...» и про то, что будет, если. И про то, что просто так не бывает ничего. Про ожидание конца, грани, за которой ждет, притаившись, "что похуже", и про преодоление себя.
И Фёдоров – он там был Фёдоров в полном смысле этого слова.
«Исповедальные монологи Сольнеса оставляют впечатление, что эти мысли родились только сейчас, кажется, что невероятным усилием воли лично тебе этот человек признался, что самолично сжег отчий дом своей жены только ради того, чтобы отстроить его снова. И получить славу непревзойденного строителя. От шепота до крика - вот амплитуда сольнесовских чувств. Федоров шепчет - и его слышно в самом конце зала. Он мучительно бьет руками в ненавистные стены, нет, не дома - жилища (почувствуйте убийственную разницу этих понятий!), и кажется, что настигающий творца поток мыслей сейчас же, сию минуту перевернет и понесет прочь в небытие и его самого, и его гибельные идеи. Некогда Сергей Эйзенштейн заметил, что мало каким актерам по плечу сыграть тоску по утраченной цельности. Так вот Федоров, по-моему, это смог. (из газеты «Новые времена»)».
Но спектакль этот, безвременно почивший, вряд ли доведется еще раз посмотреть, мне так кажется. Зато его очень можно себе представить. Пьеса хороша, даже если ее просто читать. Сольнес - какой представится. Хильда - рыжая, буйная, веселая. Жена фру Алина - с ледяным голосом и в черном. Кая Фосли - маленькая, зажатая, в очках. Все остальное не так важно.

@темы: театр, Фё

URL
Комментарии
2011-01-27 в 03:49 

Ирландский лось
и топинамба.
о Брул.
представьте, как долбанул бы по мне этот спектакль, доведись мне на него попасть.
я только сейчас, быть может, понимаю, что это в полной мере - тоска по утраченной цельности.

2011-01-27 в 09:43 

И жить по песням нельзя.
А это вообще такой очень темоспектакль был. Чоткий-чоткий.

URL
2011-01-27 в 12:07 

Ирландский лось
и топинамба.
Я ощутила уже при прочтении, ага. Потому и в топ.

   

В нынешней чайной

главная